This website works best with JavaScript enabled
Joomla

МБОУ ОСИНСКАЯ СОШ №2

Иркутская область Осинский район с. Оса

 

Районный заочный литературный конкурс

«Слово доброе посеять»

 

Номинация:

«Прикасаясь сердцем к подвигу»

 

 

 

 

тема:

«Им памятью платит горячее сердце»

 

 

 

Во имя Победы

 

 

                                   Автор: Халтанова Дарина Германовна, 10 класс,

                                  МБОУ «Осинская СОШ №2» Осинского района

                                       (с. Оса, ул. Котовского, 26), e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

                                     Руководитель: Манданова Екатерина Николаевна

                                                                                       контактный телефон: 89149149743

 

 

 

 

Оса. 2020 г.

       Когда началась Великая Отечественная война, Лизе Дмитриевой было всего пять лет, но это тяжелое для всей страны время она запомнила очень хорошо, в мельчайших подробностях

         В 1941 году в деревне Ш****а в У-У районе был обычный летний день, но все омрачилось одним звонком. Телефон был только у председателя колхоза в сельсовете, именно он узнал первым из жителей деревни о нападении Германии на СССР. В первые же дни войны была объявлена мобилизация. Все, кому было меньше шестидесяти лет, ушли на фронт. Студенты приехали из города, чтобы проститься и уехать в неизвестность.

       Дом Дмитриевых был обычным, как у всех жителей села, такой же деревянный, маленький, только стайка с коровами и овцами была чуть больше. Лиза жила с отцом, дедушкой и бабушкой. Мать умерла, тетки со стороны отца вышли замуж и уехали в соседние деревни, у них была своя жизнь.

       Тот день девочка запомнила особой суетой в доме. Она спала возле печки, а в углу был камин, которой грел лучше, туда бросали лучины и мелкие дрова. Лизанька проснулась и, сидя на своей кроватке, внимательно наблюдала за своей семьей. Ее больная бабушка встала и уже вовсю стряпала хлеб, вид у нее оставался бледным и уставшим, но руки работали быстро, хоть и дрожали, а по щекам катились слезы и попадали в тесто. Дед кряхтел в сенях и, судя по звукам, доносившимся за дверью, что-то искал.

         Петр, отец Лизы, нервничал и быстро складывал свои вещи. Его лицо было напряженным и задумчивым. Он не воевал, но с детства был знаком со словами «враг народа», «ссылка», «лагерь». Ему вспомнилось, как он бежал вместе с отцом из лагеря, оставив мать и сестер. Тяжело и горько было бросать, но сестры заболели и не могли идти. Шли они почти молча, каждый переживал за них, боялся и сражался с муками совести и страха. Петр пережил косые взгляды, унижения и драки. В школе издевались, но он продолжал ходить то в одну, то в другую. Держался месяц, потом опять выгоняли или он сам бежал и прятался. Он думал, что все закончилось для них. Они воссоединились, выстояли, их отпустили, жизнь только налаживалась, но снова все рушилось.

   - Нашел! – громко крикнул Григорий Петрович и занес старый рюкзак. Петр вздрогнул и подошел к отцу.

   - Как раз подойдет, спасибо, – тихо промолвил он. Горло было сухое, да и волнение мешало говорить. Замешательство, неизвестность, потерянность, страх – все смешалось в нем.

     Ольга Матвеевна кое-как держалась на ногах, но времени не было присесть, да и не хотелось. Она продолжала тихонько плакать.

     - Носки овечьи взял? Кружку? Табак? Спички? – сквозь сдержанные рыдания беспокойно спрашивала она. Лиза же молча наблюдала, но не решалась спросить, куда едет папа.

       Григорий Петрович больше не мог вынести слез жены и особенно рюкзак с вещами. Ему тяжело было расставаться с единственным сыном, младшим в семье, отправлять неизвестно куда. Что ждет его там? Вернется ли? Сколько его не увидят? Тысяча вопросов без ответов…

       - Эй, Григорий, здорова! – поздоровался сосед Дмитриевых, который жил напротив.

       - Здравствуй, Виктор, – нехотя ответил Григорий Петрович и подошел ближе. - Борис собрался?

       - Собирается, – закурил сосед и усмехнулся. – Нам-то с тобой повезло. Шестьдесят уже есть. А вот что наших ждет…

       Они замолчали. Виктор курил, а Григорий задумчиво смотрел на небо и вновь повторил про себя: «Лучше бы я пошел».

       - Не надейся, что твой Петр вернется, – бросив папиросу, равнодушно сказал Виктор.

       - Это еще почему? – рассердился старик.

       - Сам посуди, ты и сын твой «враги народа», его же первого в самое пекло отправят, что нам с тобой и в кошмарах не снилось. Не вернется .

       - А ну пошел отсюда! Поглядим на Борьку твоего! Вернется ль он?! Ишь, «враг народа»!

       Григорию Петровичу было плохо, он схватился за бок и стал задыхаться от негодования.

        - Вернется мой Петр, – со слезами на глазах промолвил он, смотря на уходящего Виктора. Лиза выбежала из дома и подскочила к нему, обнимая его.

       - Дедушка, ты чего?

       - Все хорошо, внученька, пойдем домой. Он взял ее за руку и повел в дом.

         - Чего разорался за оградой? Сына провожаем на войну, а он орет, – упрекнула Ольга Матвеевна и вытащила хлеб. Дедушка нахмурился, но промолчал, а подошел к сыну, который уже собрался, и повесил рюкзак на плечо.

       - Береги себя. Они крепко обнялись. Ольга Матвеевна протянула сыну сумку с продуктами и долго прижимала его к себе, целуя. Лиза не могла оторваться от отца и плакала.

       - Я вернусь, – сказал твердо Пётр и быстро ушел, помахав рукой и улыбнувшись Лизе напоследок.

         Началась тяжелая жизнь и на фронте, и в колхозе. Весь труд держался на женщинах и подростках, которых было мало. Стариков в селе совсем мало осталось, да и те вскоре умерли, в том числе, Виктор и его сын Борис. Остались из пожилых только Дмитриевы. Ольга Матвеевна болела и сидела дома, делала сметану, кефир, молоко, хлеб. Отправляла Лизу в колхоз, чтобы она помогала кормить деда и остальных. Люди трудились с пяти утра до двенадцати ночи. Все делали вручную. Летом косили сено и заготавливали на зиму корм для скота, осенью убирали зерно и заготавливали солому, а зимой возили её на санях в скотный двор колхоза. А вечерами и долгими зимними ночами женщины вязали носки, рукавицы, свитера для солдат Советской армии. Собирали для фронта посылки с мылом, продуктами и табаком. Всё, что производили, отправляли на фронт. Жили впроголодь, недоедали, приходилось есть мерзлую картошку. За работу выдавали половину мешка зерна. Лето спасало, можно было что-то посадить в огороде, собирать ягоды и грибы.

         Случилось так, что фельдшер, который был один на всю деревню, скончался. Тогда жители стали обращаться к Ольге Матвеевне, поначалу с недоверием, но потом привыкли и бежали за помощью. Она сама собирала лечебные травы и ими лечила. Умела заваривать полезные травяные чаи. А Григорий Петрович остался единственным мужчиной в деревне, и стал он делать сани и телеги, чтобы возить сено и дрова для школы и жителей. Мастерил грабли, косы, бочки, кадушки для солений, которые опускали на берег реки Ангары в воду, чтобы огурцы не портились, а осенью доставали.

         В деревне Дмитриевых стали уважать и относиться с почтением, больше никто не называл их «врагами народа». Вот так война сплотила людей. Лиза вечерами читала газету своим соседям, керосиновая лампа плохо светила и поэтому она иногда останавливалась, чтобы разобрать букву или слово. Одна газета поступала в деревню, поэтому нужно было успеть её прочитать, а утром отнести в сельсовет председателю колхоза. В их дом по вечерам набивалось много людей, всем хотелось знать о том, что происходит на фронте, а потом с этими новостями бежали делиться с соседями, и так могло продолжаться всю ночь.

          Однажды, когда Лиза кончила читать, неожиданно раздался стук в окно. Все вздрогнули и обернулись. Стук в окно означал, либо газету принесли, либо похоронку.

       - Кто ж это на ночь глядя? – ворчливо буркнул Григорий, нарушив молчанье, воцарившееся после чтения, и встал, направляясь в сени. В дом ворвалась соседка Рая с испуганными большими глазами.

       - Я мммимо пппроходила…А там в сельсовете… Вот, просили передать, – она протянула дрожащей рукой бумагу Григорию Петровичу. Это была похоронка.

         Ольга Матвеевна вскрикнула и заплакала навзрыд. Лиза кинулась к бабушке и тоже заплакала вместе с ней. Григорий Петрович будто остолбенел, опустил взгляд на похоронку, которую продолжал держать в руке, губы его дрожали. Первой собралась Валя Речинова, у которой на всю многодетную семью была одна пара изношенных и стоптанных валенок. Она молча обняла его и вышла, не в силах сдержать подступившие слёзы. Затем остальные потянулись за ней, кто-то молча, кто-то что-то говорил, но Григорий молчал.

       - Деда, а папа правда умер? Лиза, с заплаканными глазами, не могла еще поверить в это. Григорий Петрович очнулся и посмотрел на внучку, а потом на жену и ее вздрагивающие плечи.

       - Правда, – еле слышно прошептал он и сел на скамейку, схватившись за голову. По лицу текли горькие слёзы.

         Петр Дмитриев участвовал в Сталинградской битве, в последний раз он прислал вместе с письмом свою фотографию, на обратной стороне было написано: «Моей любимой Лизаньке, не бойся войны, папа вернется». Теперь на эту фотографию капали слезы Лизы, она смотрела на нее долго, а потом прижала к себе, будто обнимала отца.

         Долго приходили в себя Дмитриевы, и жители, понимая и разделяя их горе, не беспокоили.

         Как-то Лиза смотрела в окно и увидела, как к дому идут люди, человек восемь-десять. Сначала она испугалась, но потом заметила, что они несут орудия труда, которые нужно было починить

         - Деда! Баба! – закричала она и принялась будить их.

         - Что, внученька?

         - К нам пришли! Вставайте! – тормошила она. Они все вместе вышли на крыльцо.

         - Григорий Петрович, выручай, лопата как неделю сломалась.

         - А у меня внучка заболела.

         - У меня сын.

       Дмитриевы переглянулись и поняли, что без них людям не справиться. Григорий Петрович обвел всех взглядом и громко и чётко сказал:

         - Все сделаем.

           Наступил 1945 год. Лиза со своей соседкой Машей играли в куклы, которые смастерил ей дед. Вдруг под окнами пробежал мальчик, лет одиннадцати-двенадцати, размахивая руками, он громко кричал: «Победа!» Он горланил на всю улицу. Прокричав возле каждого дома, радостный и веселый, мальчик бежал дальше.

         Лиза не поняла, что значит слово «победа», а вот ее подруга сразу же поняла и подскочила:

         - Что ж ты, дуреха, не радуешься! Мы же победили!»

         - А я и не знаю, что такое «победа», – в растерянности ответила Лиза.

         - Ну ты чудная! – звонко выкрикнула Маша и побежала к своим. А Лиза обернулась, за ней уже стояли дедушка с бабушкой, которые плакали и вспоминали сына: «Не дожил». А голос мальчика эхом отзывался по всей деревне.

 

           С тех пор уже прошло много лет. Перед Лизой, уже Елизаветой Петровной, лежат черно-белые фотографии их семьи. Папа, дедушка и бабушка недоверчиво смотрят на неё из прошлого. Слезы тяжелым камнем сдавили сердце и упали на потрепанные снимки.

         Сегодня 9 Мая, дата, которую она помнит с того сорок пятого года, когда она девчушкой не сразу поняла смысл этого дорогого слова. Что такое победа? Это не только победить и выжить, но и выстоять, подняться и найти силы, если их уже нет, и продолжать идти дальше, бороться до конца, верить в себя и в победу, мириться с неудачами и трудностями, заслужить уважение и признание односельчан. И, наконец, это огромный труд! И на фронте, и в тылу люди трудились для победы и ради будущего своей семьи. На войне погибло огромное количество людей, но она не может отнять тех, кого помнят и любят.

         - Победа! – еще раз произнесла Елизавета и прижала фотографию отца к груди.

 

Общеобразовательные учреждения Осинского района 

Карта проезда 

#fc3424 #5835a1 #1975f2 #2fc86b #f_syc9 #eef12086 #150714100123